skip to Main Content
Дальний Восток начинает экспортировать питьевую воду в Азию.
На Камчатке прошел очередной раунд переговоров властей и потенциальных инвесторов, готовых вложиться в уникальный проект — доставку питьевой воды танкерами с российского полуострова в китайские провинции.
— В 2017 году в регионе значились 62 месторождения подземных вод высшей категории качества, — приводит данные замминистра по развитию Дальнего Востока Александр Крутиков.

Камчатка — один из самых чистых регионов мира, там нет рисков, которые бы снизили доверие к качеству воды
Китай же испытывает нехватку питьевой воды и уже ввозит ее из Таиланда и Южной Кореи. На Камчатке интерес одного из китайских предпринимателей привлекло Быстринское месторождение, что в десяти километрах севернее Петропавловска-Камчатского. Глава инвесткомпании Чанг Юрвэй второй год обсуждают с властями края детали проекта, который включает освоение месторождения и строительство водозабора производительностью 100 тысяч кубометров в сутки. Правительство региона добавило и «обременение» — водоподъемную станцию и магистральный водопровод до Петропавловска-Камчатского, чтобы горожане тоже пили быстринскую воду. Объем китайских инвестиций оценивается в 650 миллионов долларов.

— Проект масштабный. Кроме того, это будет пилотный проект по транспортировке питьевой воды наливным способом. Ранее нигде в мире такой способ не использовался. Есть много технических нюансов, тем не менее с китайской стороны получено подтверждение финансирования проекта, — сообщил генеральный директор Управляющей компании Российско-Китайского инвестиционного Фонда регионального развития Рустам Темиргалиев. — Значительная часть средств пойдет на строительство танкеров. Из шести планируемых танкеров три должны быть построены в КНР, три — в России.

От Камчатки до наиболее важных портов Китая судно будет идти семь-десять суток. А дальше, по мысли инвестора, вода станет распределяться через городские сети.

Между тем в крае готов еще один проект по добыче и экспорту воды — с месторождения Ахомтенское возле бухты Русской в 90 километрах к югу от Петропавловска. Вода здесь особая — насыщенная ионами серебра. Анализы, проведенные четырьмя российскими и одной японской лабораториями, показали соответствие как СанПиНу, так и мировым стандартам. Еще один плюс — глубина бухты до 26 метров по фарватеру, и крупнотоннажные танкеры можно загружать непосредственно с месторождения.

— Мы собираемся продавать природную питьевую воду в больших масштабах и транспортировать ее водоналивными судами объемом до 75-100 тысяч тонн в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, в частности в Китай, — заявляет Александр Горбунов, генеральный директор компании «Русская вода».

Общая стоимость проекта — 2,05 миллиарда рублей. Он прошел государственную и экологическую экспертизы, есть бизнес-план, ТЭО и финансовая модель.

— Даже если продавать воду в Китай по одному центу за литр, это экономически выгодно, — убежден Александр Горбунов. — Срок окупаемости проекта — менее четырех лет, ведь с Ахомтенского можно экспортировать около трех миллионов кубометров в год. Как только появится инвестор, можем начинать строить водозабор, водовод и пирс.

Вторая очередь проекта предполагает строительство завода по бутилированию воды. Такие же планы у китайской стороны.

— Мы намерены экспортировать воду из трех дальневосточных регионов — с Камчатки, Сахалина и из Приморья, — говорит генеральный директор COFCO Луянь Сюнузю. Причем предполагается, что вода в бутылках, которую будут разливать во Владивостоке, возможно и в Петропавловске, пойдет в северные провинции Китая, а танкерные поставки предназначены для снабжения городов на побережье.

— Экологические последствия таких проектов зависят прежде всего от источника воды — подземный он или поверхностный. Добыча из подземного природного резервуара большого вреда окружающей среде не нанесет. Но следует очень точно рассчитывать возможный объем извлечения воды, чтобы не нарушить водный баланс, — считает руководитель общественной организации «Эковахта Сахалина» Дмитрий Лисицын. — Отправка экспорта танкерами, с точки зрения государственных интересов, неприемлема. Воду нужно бутилировать. Это повышает глубину переработки сырья.

Все имеющиеся в свободном доступе данные касаются пресной, а не питьевой воды, указывает профессор географического факультета МГУ Юрий Мазуров.

По статистике ООН, максимальные запасы пресной воды в Бразилии, и связаны они с бассейном реки Амазонка, Россия в этом рейтинге только на втором месте. Однако запасы именно питьевой воды в Бразилии намного меньше отечественных. «Поэтому наиболее дальновидные и экологически грамотные предприниматели понимают, что питьевая вода — очень выгодный рынок, и тот, кто закрепится на нем сегодня, — будет очень успешным. Тем более что альтернативы воде в качестве ресурса для обеспечения жизни нет, она абсолютно незаменима», — объясняет он.

Камчатка — один из самых чистых регионов мира, там нет факторов риска, которые бы снижали доверие к качеству воды, говорит Мазуров, но на этом рынке у нас есть конкуренты. В частности, Аляска, где запасы качественной пресной воды тоже огромны. Поэтому сейчас очень важно организовать бизнес таким образом, чтобы закрепиться на рынке Юго-Восточной Азии, полагает он.

Из других регионов можем рассматривать и Африку, продолжает Мазуров. «Хотя с точки зрения удовлетворения именно платежеспособного спроса на питьевую воду России лучше обратить внимание на Ближний Восток, страны Персидского залива. Вот где — наш рынок, именно на нем необходимо вести продуманную политику продвижения нашей воды», — считает он.

Еще один нюанс в том, откуда брать питьевую воду. Ее источником могут быть и поверхностные, и подземные воды. «Цикл возобновления последних, кстати, около 5000 лет в среднем по миру, поэтому в качестве ресурсов на продажу с экологической точки зрения надо рассматривать все-таки именно поверхностный сток», — констатирует он.

При этом России совсем не обязательно зарабатывать именно на воде, уверен член-корреспондент РАН, директор Института водных проблем Виктор Данилов-Данильян. «Цена одного кубометра опресненной воды в Испании, например, около 50 центов, в ОАЭ — 5 долларов. Говорить об огромном доходе при продаже питьевой воды вряд ли стоит, это будут миллионы, может быть, десятки миллионов долларов в год — и то вряд ли», — делает он вывод.

Тогда как же использовать воду, получая прибыль? «Мы должны зарабатывать, продавая не воду, а водоемкую продукцию. Это, например, целлюлоза, на производство 1 тонны которой нужно 200 тонн воды. Все волокна, полимеры, сложные пластмассы — на 1 тонну продукцию нужны астрономические 10-15 тысяч тонн воды. И, наконец, электроэнергия — ТЭС и АЭС, для обеспечения работы энергоблока мощностью в 1 гигаватт нужно в год 1 кубокилометр воды, это миллиард тонн!» — приводит Данилов-Данильян статистические расчеты.

Я ознакомился с условиями обработки и хранения персональных данных и даю согласие на обработку посылаемых данных.

Заполните заявку, и администратор свяжется с Вами в течение дня

Виды техники*

Прикрепить файлы:

Я ознакомился с условиями обработки и хранения персональных данных и даю согласие на обработку посылаемых данных.

×Close search
Поиск