skip to Main Content

С 1 января 2019 года переход на новую систему обращения с отходами все-таки состоится, дольше откладывать нельзя, уверен министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин. Он рассказал «Российской газете», что Минприроды России намерено собрать в этом году 2,5 миллиарда рублей экологического сбора, сформировать систему управления опасными отходами и разработать новые льготы для инвесторов в переработку отходов.

Дмитрий Николаевич, в некоторых регионах уже пробовали вводить раздельный сбор мусора. Не везде пошло. Может, потому, что законодательство об отходах
нацелено в основном на ответственность бизнеса, а не граждан?

Дмитрий Кобылкин: Ситуация меняется к лучшему. Все больше людей начинают понимать социальную ответственность перед своим домом, улицей, где живут, и если дальше смотреть — перед страной. Никто этот накопленный мусор не сделал, он не прилетел с другой планеты, мы сами его создали. И проблемы должны решать совместно власть и население, прививая, в том числе, культуру раздельного сбора мусора уже с детства.

Назад отхода нет

Переход на новую систему работы с отходами больше не отложат?

Дмитрий Кобылкин: Назад дороги нет, когда-то нужно начинать это делать. Может быть, первый блин будет комом, но с 1 января мы начнем эти блины печь.

Мы уже однажды отложили переход на новую систему обращения с отходами, дали дополнительно два года на подготовку. Сейчас никаких отговорок от регионов не принимаем. Информацию по отстающим будем докладывать в правительство РФ, инициировать проверки Генпрокуратуры.

Все ли регионы выбрали региональных операторов по обращению с отходами?

Дмитрий Кобылкин: Подавляющее большинство — 75 — регионов уже выбрали регоператоров. Кое-где они не определены, но не по вине губернаторов. Это конкурсный отбор, конкурсные процедуры и роль Федеральной антимонопольной службы высока, и критерии оценок участников торгов должны соблюдаться строго.

За сколько сваливать-то?

Сколько регионов уже утвердили тарифы?

Дмитрий Кобылкин: Практически все, кто выбрал регоператора, утвердили тарифы, потому что это основной критерий отбора. Это очень важный момент. В конце концов, мы будем иметь тариф, который ляжет на плечи населения, и он не может превышать текущий рост инфляции. В некоторых регионах сегодня тариф не растет, а, наоборот, падает. Такие факты случаются при изменении территориальных схем, мы их проверяем.

Основное финансирование планируется за счет экосбора?

Дмитрий Кобылкин: Не только, это и другие финансовые источники, которые государство должно выделить на стартовом этапе. Мы это закладываем в наш национальный проект «Экология» отдельным блоком. Цифры сейчас защищаем.

Какой прогноз по экосбору в этом году?

Дмитрий Кобылкин: 2,5 миллиарда рублей. Но я думаю, это не предел. Мы намерены привлечь 15 миллиардов рублей экологического сбора до 2024 года. Эти деньги пойдут на решение проблем, связанных с обращением твердых бытовых отходов.

Веб-камера присмотрит за мусором

Когда минприроды сформирует онлайн-карту всех объектов системы управления отходами страны?

Дмитрий Кобылкин: Карта должна бы появиться до конца года. Непростой вопрос, но без цифровизации этих процессов реформу осуществить будет очень тяжело. Скоро по всей стране начнется строительство мусороперерабатывающих заводов, сортировочных комплексов. За всеми этими стройками, безусловно, надо будет наблюдать в постоянном режиме, что и как там происходит. Все контролировать сложно, но мы планируем это сделать с помощью ситуационных центров, веб-камер, космических технологий.

А законопроект о формировании федеральной системы управления опасными отходами (I-II класса опасности) когда будет внесен в Госдуму?

Дмитрий Кобылкин: Мы уже внесли документ в правительство, до конца года планируем вынести его на рассмотрение в Госдуму. Законопроект решает копившиеся годами проблемы.

Трудно себе представить, но сегодня в стране действует единственное предприятие, где с применением современных технологий утилизируются элементы питания. При этом захоронение таких отходов на обычных полигонах или на нелегальных свалках приводит к колоссальному ущербу почвам и водным объектам.

Такие отходы требуют строгой системы учета и контроля. Сейчас все, что мы знаем, основано на данных самих предприятий. Но в общей массе бытовых отходов батарейки, как иголки в стоге сена, просто не учитываются. Объективной информацией об объеме и видах поступающих отходов не всегда располагают сами владельцы полигонов. Еще чаще они занижают или искажают данные. Поэтому обращение с опасными отходами требует отдельного регулирования — по аналогии с химическими и радиоактивными.

Как закон позволит избежать появления новых «горячих точек»?

Дмитрий Кобылкин: Мы понимаем, что пока нет гарантированного объема отходов, бизнес не будет заинтересован в инвестициях. Поэтому создается федеральная схема по обращению с опасными отходами.
Она предусматривает планирование переработки на основе учета реального объема и географии образования опасных отходов, предполагает развитие государственно-частного партнерства в рамках тарифного регулирования, гарантирующего возврат инвестиций в строительство объектов по переработке. Закон не коснется уже действующих полигонов, для этого предусмотрены другие механизмы. Он направлен как раз на предотвращение формирования новых «горячих точек».

Если говорить в целом про отрасль управления отходами, то ликвидацией «горячих точек» накопленного вреда на карте страны придется заниматься годы. Перейти на цивилизованные регламенты и правила работы мы должны с будущего года, но процесс очистки займет время. И только от нас самих, каждого гражданина, зависит скорость.

Я ознакомился с условиями обработки и хранения персональных данных и даю согласие на обработку посылаемых данных.

Заполните заявку, и администратор свяжется с Вами в течение дня

Виды техники*

Прикрепить файлы:

Я ознакомился с условиями обработки и хранения персональных данных и даю согласие на обработку посылаемых данных.

×Close search
Поиск